Приветствую Вас, Гость Пятница, 23.02.2024, 23:39
RSS

Меню сайта

Форма входа


Категории раздела
Залы Музея [12]
Художники и картины [11]

Поиск

Перепостить

Слушать Радио

Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  • Статистика
    Яндекс.Метрика

     Музей 
    Главная » Статьи » Художники и картины

    Учусь у Природы. Лидия Бродская.

    …« Я росла среди картин, мне были привычны  запахи   красок   и   вид   белого поля холста. В мастерской отца —художника   Исаака    Израилевича Бродского с трехлетнего возраста у меня был  собственный  уголок, где   я   рисовала   и   писала   кукол, клоунов, цветы, придуманные пейзажи»... Л.Бродская.

    Л. Бродская. Весенний разлив.Масло. 1979.

    Лидия Исааковна Бродская (1910-1991) народный художник СССР, член-корреспондент Академии художеств, лауреат Государственной премии РСФСР.

    В 1985 году в журнале "Юный художник" была опубликована беседа с Лидией Исааковной о ее творческом пути, об искусстве пейзажной живописи, о трудной и увлекательной работе художника.

     Лидия  Исааковна, известно, что прежде чем стать профессиональным художником, вы занимались   балетом,   серьезно готовили себя к жизни актрисы-танцовщицы.   Пожалуйста,   расскажите   об этом.

            Действительно, с детства во мне боролись два больших чувства,  две сильные привязанности. Я росла среди картин, мне были привычны  запахи   красок   и   вид   белого поля холста. В мастерской отца —художника   Исаака    Израилевича Бродского с трехлетнего возраста у меня был  собственный  уголок, где   я   рисовала   и   писала   кукол, клоунов, цветы, придуманные пейзажи. Одновременно очень любила музыку и танцы.

     Л. Бродская. Золотая осень. Масло. 1972.

    В одиннадцать лет поступила в Ленинградское балетное училище. Любовь к танцам в этот период одержала верх. Восемь лет в училище были порой непрерывного труда, кропотливых занятий под руководством замечательного педагога Агриппины Яковлевны Вагановой. Утро начиналось с урока классического танца, затем шли общеобразовательные предметы, чередуясь с занятиями мимикой, характерным и бальным танцем, музыкой, фехтованием. Учеба продолжалась даже поздно вечером, когда отправлялись домой «приходящие» и оставались в училище только мы — «интернатские». В 1928 году окончила балетное училище, которое так много дало мне стало первой школой таких прославленных артисток балета, как Галина Уланова, Татьяна Вячеслова.

    После училища работала в кинотеатре, участвуя по 12 раз в день в небольших концертах перед сеансами. Позже стала выступать в мюзик-холле, а спустя время — в трио эстрадных акробатов. Наш номер назывался «Трио Кастеллио» — тогда считалось модным давать иностранные имена эстрадным программам. Работа была трудной, требующей немало смелости, физического напряжения. Как-то в течение года выполняла на сцене прыжок с семиметровой высоты в руки партнеров. Очень боялась, но все же прыгала, потому что старалась воспитать в себе волю и решительность.

    Л. Бродская. Весна на полях. Масло. 1983. 

    Однажды мои партнеры по номеру дали себе отдых и некоторое время не выступали на эстраде. Я пришла в мастерскую отца, попросила краски и стала писать. Папа похвалил мою работу, сказал, что если буду старательно трудиться, смогу стать художником. Перелом в моей судьбе произошел не так просто: четыре года я находилась в двойственном состоянии, буквально разрывалась на части — выступала на эстраде и в то же время увлеченно занималась живописью. Окончательно порвала со сценой, когда мне было 29 лет.

    У меня как будто было две жизни: вначале бурная, яркая жизнь на сцене, где много шума, света, где меня окружали зрители, гремели   аплодисменты,   и   вторая —уединение в мастерской, сосредоточенность, поездки на этюды. Конечно, эта вторая жизнь нравится мне теперь больше. Хотя и довольно поздно, но я нашла свое настоящее призвание.

       Кто  ваши  главные  учителя в живописи? Почему именно пейзаж безраздельно царит в вашем творчестве? Когда и как он стал для вас притягателен и необходим?

       Среди тех, кто помогал мне в живописи, были замечательные художники. Но, конечно, главным учителем был отец. Когда я пришла первый раз в его мастерскую в институте при Академии  художеств в Ленинграде, остро почувствовала   робость,   неуверенность. Но ученики Бродского охотно пришли мне на помощь, среди них — Владимир Серов, Александр Лактионов, Петр Белоусов, Юрий Непринцев.

    Хорошо помню заветы отца: мастерство завоевывается упорным трудом, вдумчивым освоением натуры. Он терпеливо объяснял, как надо писать красками, советовал изучать приемы мастеров прошлого, большое внимание уделял развитию памяти, воображения. Папа учил писать пейзаж «глазами» — когда просто идешь но улице, больше наблюдать и смотреть. Очень жаль, ведь он умер, так и не узнав, что его дочь стала художником. Тогда он не слишком верил, что я так круто изменю свой путь.

    Л.Бродская. Апрель. Масло.

    Проучившись менее года в институте, я вместе с мужем — художником Федором Павловичем Решетниковым переехала жить в Москву. Начала пробовать свои силы в натюрморте — писала цветы и фрукты, изучала технологию живописи. Как-то, работая в поленовских местах, познакомилась с художником Николаем Петровичем Крымовым — это была очень важная для меня встреча. Выдающийся мастер пейзажа интересно рассказывал о значении света, тона, цвета в живописи. Очень помог советами и указаниями, которые не забываю до сих пор.

    Немало дали и встречи с другими мастерами — Василием Никитичем Мешковым, Борисом Николаевичем Яковлевым. Памятна и большая помощь знатока природы художника Николая Яковлевича Белянина — с ним на этюдах я лучше узнала и полюбила Подмосковье. Именно с чудесного подмосковного уголка началась моя одержимость пейзажем. Этот новый перелом в жизни и творчестве наступил в 1946 году, когда наша семья отдыхала на даче в Крюкове. Остро ощутила красоту и неброскую прелесть природы, почувствовала непреодолимое желание написать эти пейзажи. Работала не жалея сил, в любую погоду, забывала о еде, спала мало, торопилась не упустить время с раннего утра и писала обычно до темноты.

    С тех пор самым необходимым и щедрым моим учителем стала природа, ее богатый, многообразный мир. Постоянно учусь у нее и у великих русских пейзажистов. Люблю в Третьяковке полотна Саврасова, Федора Васильева, Левитана, Шишкина, Куинджи. Русская  пейзажная  живопись   и   непосредственное ощущение природы всегда направляли меня в работе, приносили творческое вдохновение.

       Вы путешествовали по стране,   много   писали   самые   разные уголки нашей Родины. Судя даже по названиям  картин, у  вас есть заветные места, где не раз доводилось бывать с этюдником. Расскажите об этом.

       Мне   ближе   средняя   полоса и скорее север, чем юг. Соответственно и планировала свои поездки по стране,  а   их  было  немало за сорок лет работы.  Ряд  картин  и бесчисленные этюды созданы в окрестностях Академической дачи в Калининской   области.   В   разные годы  писала   в таких  прекрасных живописных    уголках    Подмосковья, как Звенигород, Сенеж, Поленово, Свистуха, Истра...

    Л.Бродская. Байкал. У истоков Ангары. Масло. 1962.

    В 1951 году поехала на Волгу, жила в деревне под Горьким. Окружающие места привлекали широкими просторными далями, величавым раздольем берегов реки с высокой колосящейся рожью. После Волги была длительная, изматывающая поездка на машине по Уралу. Ехали через Горький, Куйбышев, Златоуст на Миас, по руслам рек, застревали над пропастями, пробивались по нехоженым тропам. Машина ломалась и ремонтировалась на ходу, страшно изводили оводы. Но все трудности и неудобства окупались суровым и неповторимым очарованием природы. На Урале удивительные цветы невероятных размеров. Колокольчики, клевер достигают там высоты человеческого роста.

    Трижды работала в Каневе на Украине, воплощая образ шевченковских мест, реки Днепр и ее поросших лесом берегов. В 1956 году вместе с Решетниковым поехала под Полтаву — в Сорочинцы, писала этюды на реке Псёл.

    Не забуду первого знакомства с Сибирью — она мне особенно дорога, я влюблена в Байкал, Енисей, Ангару. С группой художников-графиков мы плыли на пароходе «Комсомолец» по Байкалу, бродили по Баргузинскому заповеднику, ели настоящую рыбацкую уху. В этой поездке были памятные встречи с интересными людьми — охотниками, геологами, рыбаками. Хотя писала в Сибири много и почерпнула массу впечатлений, они были настолько сильны и необычны, что долго не могла представить их в виде каких-то определенных композиций. Лишь когда побывала там еще раз, все стало на свои места. Вновь пришлось пережить очарование края, воплотить богатырскую мощь и невиданную грандиозность Сибири.

    Позже никаким другим впечатлениям не удалось оттеснить глубокой творческой привязанности к Сибири. Монументальные бескрайние пейзажи Урала и Сибири представляются мне эпическим образом России.

      Лидия Исааковна, вы были в интересных зарубежных поездках, но никогда не писали природу других   стран.   На   ваших   полотнах можно  увидеть  реки   и   равнины, но отсутствует море, нет типично южных пейзажей. Какие ваши излюбленные состояния  в природе?

       В  поездках   по  Италии,   Индии, Испании осматривала музеи, знакомилась   с    искусством    этих стран, любовалась экзотикой. Например, в Индии все было так сказочно,   необычно,  диковинно.   Поначалу хотелось писать, но ничего не вышло.  Яркий  быт, сверкание немыслимых красок оказались чужими,  не вызвали душевного отклика. Равнодушна я и к великолепию моря, к знойному южному ландшафту.   Юг — хорошее   место для отдыха, а самозабвенно писать, получать  заряд  вдохновения,   постоянно удивляться, тонко чувствовать настроение могу только  в тех   местах,  о   которых  уже   рассказывала.

    Л.Бродская. Осенние поля. Масло.

    Не встретите вы в моих картинах и изображения человека, но я стремлюсь, чтобы он присутствовал в них незримо, определял лирическое настроение пейзажа. Больше всего люблю зимние просторы, тончайшие состояния ранней весны, пробуждения земли от долгого сна. Люблю писать туманы, закаты, сумерки, вечернее чистое небо, спокойные реки и быстрые ручьи...

       Что вы цените больше всего в    искусстве?    Какие    пожелания могли бы адресовать юным  читателям, мечтающим стать художниками?

       Во все  времена  в  искусстве превыше  всего  ценилась  жизненная   правда,   умение   искренне   и страстно рассказать о своей эпохе. Как это сделал, например, великий Перов.  Искусство пейзажа также неотделимо  от   времени,   хотя   на полотне может и не быть его точпых конкретных примет. Ведь природа сегодня дорога нам не меньше, чем пейзажистам прошлого века. И в живописи большинство людей ценит то же, что и раньше,— красоту, искренность, верность жизни, любовь к тому, что изображаешь. Поэтому мне особенно близко творчество моих современников советских мастеров пейзажа Алексея Грицая, Николая Ромадина, Ольги Светличной, Владимира Отожарова, Валентина Сидорова, Никиты Федосова.

    И начинающим художникам прежде всего необходимы огромная любовь к делу, постоянное совершенствование мастерства, неуклонное следование  правде,  восхищение красотой человека и природы. И главное — упорный труд. Если бы не желание работать изо всех сил, бороться с трудностями, преодолевать препятствия разве мне, не получившей систематического профессионального образования, не удалось бы стать художником.

     Беседу записал Н. ИВАНОВ

     

    Журнал "Юный художник" №3. 1985г.
    Категория: Художники и картины | Добавил: korso (22.11.2013)
    Просмотров: 5266 | Рейтинг: 5.0/1
    Copyright MyCorp © 2024